Русская культура все меряет высшей мерой

7 декабря 2009 г. в 18:20

Русские люди, долго прожившие за рубежом, часто высказываются в том смысле, что «спасение России есть спасение мира и гибель России есть гибель мира» (по-моему, это цитата из Рериха). Вот почему русскую культуру можно назвать душеспасительной.

Только нам тут же следует разграничить, о чем идет речь. О культуре, устремленной к истине или псевдокультуре, которая в настоящий момент тоже имеется на Руси. Я бы даже сказал, что она царствует на Руси при попустительстве государства и высшей власти (при проведении перестроечно-культурной политики в последние 23 года). Эта культурная революция работает на понижение культурного уровня нашего народа и уровеня русской культуры в целом. Напомню, изначально она всегда устремлена к истине. Мир говорит о ней как о «загадочной русской душе». В ней превалирует всечеловеческое и устремленное к Богу измерение.

Для русской культуры «несть эллина и иудея». Она не разделяет людей на бедных и богатых, наших и не наших. Русская культура все меряет высшей мерой – мерою Христа. И при этом не боится остаться в одиночестве. Этой же мерою подходили к проблемам те, кто стал для всего мира эталоном. Это и Толстой, и Достоевский, и Чехов, и Тарковский, и Бондарчук. Так что я могу со всей ответственностью сказать, что русская культура не сводима ни к западной, ни к восточной культуре.

В течение последних 18 лет, будучи руководителем Всеславянского театрального кинофорума «Золотой Витязь», я непрестанно анализировал культурные процессы, происходящие как в мире, так и в России. В итоге я пришел к твердому осознанию, что славянская и конкретно русская культура - это особое явление, не сводимое к иным культурным образцам. Не случайно крупнейшие режиссеры мира говорят о Тарковском как о первой величине в мировом кинематографе. Об этом мне лично говорили Анджей Вайда, Кшиштоф Занусси, Тео Ангелопулос, Эмир Кустурица и многие другие. И это не случайно. Тарковский - подлинный сын русской культуры. Потому что только он через особую атмосферу и духовную пластику своих фильмов научился возводить душу человека к Господу Богу. Я уверен, что наша культура - это тот источник живой воды, к которому будет припадать мир в последние времена.